Криптовалюты vs банковская система

Каково будущее банковского дела, центрального банкинга и финансового посредничества в мире, в котором правят криптовалюты? Давайте немного порассуждаем, как мог бы выглядеть такой мир, с условием, что никто не может полностью предвидеть, как будет развиваться ситуация на рынках.
Мы можем найти намеки в выступлении главы Международного Валютного Фонда Кристин Лагард на конференции Банка Англии, состоявшейся в сентябре 2017 года. Она бросила несколько слов, которые, вероятно, заставили понервничать аудиторию. Глава МВФ объяснила, что криптовалюта — это не прихоть, а подлинная инновация в деньгах. Единственными препятствиями на пути их широкого внедрения являются вполне исправимые технические трудности, и они, вероятно, будут преодолеваться по мере развития сектора. По ее мнению, это имеет серьезные последствия для будущего финансового посредничества и центральных банков.
Она настаивает на том, что будущее, которое рисуют нам стремительно развивающиеся блокчейн-технологии, ставит под вопрос существующую финансовую модель, и, по ее мнению, это напрямую касается Банка Англии и Федеральной резервной системы.
Глава МВФ выражалась осторожно, но за дипломатической формой высказываний читалась ее позиция: современная денежно-кредитная политика не может быть эффективной в мире, где существенная часть финансовых потоков связана с криптоактивами. На самом деле, все еще хуже: она может совсем не иметь значения.
Это удивительная вещь, если задуматься. На протяжении более чем века ученые, регулирующие органы, квалифицированные финансисты и высокопоставленные государственные чиновники работали над тем, чтобы найти идеальную денежно-кредитную политику для стабилизации макроэкономики, обеспечения ликвидности для роста без инфляции и применяли для этого глубоко разработанные методы экономического планирования.

Но весь этот механизм основан на двух важных условиях. Во-первых, у правительства должна быть монополия на деньги. Она держится уже более века. Правительство печатает деньги, контролирует их поставку, вводит законный тендер и препятствует исполнению контрактов, деноминированных в неофициальной валюте. И во-вторых, большая часть этих денег должна каким-то образом удерживаться в банковской системе. Если мы посмотрим на сегодняшнее положение в мире криптовалют, то увидим, что оба этих условия существенно нарушаются, и логично предположить, что это создаст серьезную проблему для банковского сектора, и для всей современной монетарной политики вообще.
Это действительно совершенно другой мир. И неудивительно, что правящий класс обеспокоен.
Сегодня такие банки, как JPMorgan и Goldman Sachs активно экспериментируют с блокчейн-технологиями и криптоактивами, а само заявление Лагард может предвещать выпуск новой глобальной криптовалюты. Однако, возможно, что для таких крупномасштабных попыток использовать силу распределенных технологий время уже ушло. Модель банковского дела и кредитования «нового мира» уже раскрывает себя.

Будут ли существовать банки?

Как влияет криптовалюта на обычные банки? Лагард предлагает, что она может положить конец практике хранения меньшего объема средств под рукой, чем может быть немедленно выплачено клиентам в любое время. Эта практика прочно укоренилась на протяжении сотен лет, и тем не менее она может привести к необоснованному расширению кредитования и нестабильности в масштабах всей системы.

Рассмотрим историю банковского дела. Какова была цель банка во все времена? Традиционно существует три основные функции, которые банки предоставляют со времен древнего мира.

Во-первых, это само по себе безопасное хранение денег. Это важная функция, за которую люди готовы платить, ведь всем нужно безопасное место для хранения своих средств.

Во-вторых, функция займа. Чем более надежной становится функция хранения, тем больше банк в состоянии использовать свои средства для предоставления кредитов. Банк не может выплатить средства всем вкладчикам по их требованию единовременно. Вместо этого он полагается на свою финансовую репутацию и доходность для вкладчиков, которые доверяют банку ответственность за хранение и увеличение своего капитала.

В-третьих, это клиринговая система. Поскольку в таких сделках всегда есть риск, банк и вкладчик должны доверять друг другу. Cистема занимается урегулированием сделок и удостоверяет, что все обещания по оплате были выполнены. В период между сделкой и клирингом деньги становятся кредитом, выданным и принятым на основании т.н. “траста”.

Что происходит с этими тремя функциями в криптовалютной монетарной экономике? Давайте пройдемся по ним.

Хранение
Небольшая сумма, которую мы платим банку за хранение наших средств, всегда воспринималась как должное. Долгие века существовало естественное ограничение объема соли, золота, серебра и других ценностей, который обычный человек мог безопасно хранить у себя дома или носить с собой. Для таких денег нужно безопасное место, к тому же, они обладают существенным весом и их нецелесообразно перемещать с места на место одному человеку. Проще говоря, если внутренняя валюта вашей страны – серебряные монеты, то капитал, который вы можете иметь при себе, ограничен по чисто физическим причинам.
Мюррей Ротбард в своей книге “Тайна банковского дела” сожалеет, что эти все эти ограничивающие факторы существуют и заявляет, что если бы люди носили монеты, а не полагались на бумажные деньги из банков, мы могли бы избежать целого века финансовой паники и инфляции в нашей истории. Теоретически эта мысль кажется здравой, но на практике сталкивается с серьезными ограничениями. Причина, по которой создавались банкноты, как раз и заключается в том, чтобы снять эти ограничения и облегчить торговлю таким образом, чтобы это отвечало потребностям потребителей.

Однако, благодаря биткоину, мы теперь можем видеть, что эта услуга хранения была востребована из-за физических, а не фундаментальных факторов. Биткоин имеет все атрибуты традиционных денег, но добавляет к ним два существенных преимущества: он невесом и не занимает физического пространства.
Деньги «хранятся» в облаке на блокчейне. Личный кошелек служит для обеспечения доступа с помощью криптографии с двойным ключом. Если у вас есть свой личный ключ — он может находиться на физическом носителе (бумаге) или на устройстве, даже не подключенном к интернету, — у вас есть все, что вам нужно, чтобы создать свою собственную империю частного банковского обслуживания. Любой человек в мире может сделать это без доверительных отношений, личной идентификации или кредитной истории. Учреждения, которые работают в криптомире как банки – к примеру, такие сервисы как Coinbase, которые хранят Ваш приватный ключ для Вас — поддерживают политику full reserve (в отличие от fractional reserve, которую используют банки) или рискуют потерять доверие своих клиентов. Таким образом, Вы всегда можете вывести свои средства, они хранятся на надежном «холодном» кошельке.
Невозможно предвидеть, какие виды криптоактивов в конце гонки окажутся на вершине и будут торговаться в будущем. Конечно, последние девять лет бурного развития криптоиндустрии, в которой регулярно происходят неконтролируемые потрясения рынка, взлеты и сокрушительные падения криптовалют, должны заставить всех быть скромными в оценке вероятности наших прогнозов. Тем не менее, есть веские основания полагать, что снижение риска, прозрачность и доступность, присущие каждой криптосделке, приведет рынки к большей подотчетности во всех смыслах. И только это может решить вековые дебаты о преимуществах full reserve и fractional reserve наилучшим образом.
Этот вопрос не должен решаться интеллектуалами и политиками. Решение будет продиктовано самим рынком, коль скоро технология позволяет людям оплачивать товары и услуги безналичными и невесомыми деньгами, не требующими хранения.

Клиринг
Что касается клиринга, довольно сложной для понимания особенностью биткоина и других криптовалют является то, как он уменьшает или вообще устраняет риск, связанный с денежным обменом. Клиринг транзакции завершается вместе с ее совершением. Это было невозможно в течение всей истории денег и финансов. С использованием традиционных денег, чтобы клиринг произошел мгновенно, вы должны фактически находиться в месте, куда отправляете средства, торгуя физическими долларами за товары и услуги.
Криптовалюта воспроизводит это точное финансовое соглашение между любыми двумя людьми в любой точке мира. Вы буквально обмениваете свои вещи на его или ее вещи. Статусы владения изменяются при подтверждении транзакции в регистре блокчейн-сети.
Какая роль отводится в таком случае традиционным банкам как гарантам транзакций? Когда дело доходит до клиринговых сервисов, насколько я могу сказать, эта роль исключается для всех транзакций, которые урегулированы в момент их подтверждения (временная задержка, связанная с перемещением криптовалюты, не более чем задержка; она не создает кредитов). Таким образом, и в этом вопросе традиционные банки не просто испытывают конкуренцию со стороны крипто-экономики, а оказываются просто-напросто бесполезными из-за того, что принципы этой экономики отличаются от старых.

Что насчет кредитования?

Мы привыкли думать, что весь мир работает на кредитах. Это потому, что так он, честно говоря, и работает. Это не потому, что мы финансово безответственны, не способны сказать «нет», обожаем крупные финансовые учреждения или готовы платить высокие проценты. Это потому, что изощренность современной финансовой технологии была «стреножена» старомодной платежной технологией, которая все еще работает сегодня по тем же принципам, что и во времена Медичи.
В любом случае, фундаментальные основы сегодня в традиционных финансах одинаковы по сравнению с временами Медичи. Они по-прежнему опираются на доверительные отношения, кредитные инструменты, которые по существу просто обозначают имущество, но не связаны с его реальным «воплощением», и временную задержку для операций, чтобы провести клиринг. В результате, каждая сделка, которая не проводится лично с помощью наличных средств, зависит от временного предоставления кредита и, таким образом, включает посредничество третьих сторон, а это, в свою очередь, обязательно связано с определенным риском.
Интересно, как мало мы задумываемся об этом сегодня, но правда становится очевидной при тщательном рассмотрении: каждая сделка сегодня основана либо на наличных (мгновенный обмен статусами владения и клиринг), либо на кредите (который включает в себя доверительные отношения и риск из-за использования посредника). Такие услуги, как Venmo, Google Payments, PayPal или десятки других, ничем не отличаются от Visa, Mastercard или American Express. Они могут быть более или менее дорогими, взимать различные сборы с пользователей и использовать различные интерфейсы и протоколы безопасности. Но в конце концов, все эти услуги полагаются на кредитные условия и не предлагают мгновенного клиринга. Они просто не могут этого сделать, потому что дряхлая технология, опирающаяся на национальные валюты, не позволяет проводить транзакции таким образом.
Криптовалюта как средство облегчения обмена отличается от традиционных денег и в другом отношении. Ее стоимость не привязана ни к какой государственной валюте (в определенном смысле исключением из этого правила являются токены компании Tether, но они специально создавались для удобного обмена фиатных денег на криптовалюту). Мало того, криптовалюта вообще не имеет ценности как товар или актив. Ее ценность основана на лишь на стоимости использования услуг, предоставляемых распределенной сетью.
Массовое использование кредитных бирж, которое мы видим для национальных денег, не существовало бы в криптовалютном мире именно потому, что технология “исключает” из процесса финансовую индустрию, устраняя саму потребность в доверительных отношениях между участниками транзакции, а значит, и потребность в клиринговых услугах.
В то же время проблема масштабирования существующих блокчейн-решений, скорее всего, потребует соглашения об использовании внесетевых платформ для небольших транзакций, как предположил Ник Сабо. Такие операции включают риск в себя риск, связанный с участием третьей стороны, но не создают кредит, такие сети работают больше как дебетовые карты. Основные блокчейны, вероятно, будут использоваться для окончательных расчетов, а “lightning network” станет доверительным кредитным инструментом, используемым по выбору, а не по необходимости.

Кроме того, массовая отрасль традиционной экономики, связанная с кредитными сделками, включает в себя сложный и зачастую громоздкий механизм предотвращения мошенничества и предотвращения кражи личных данных. Это также оказывается ненужным, потому что идентификатор покупателя и продавца – цифровой, а не личный.

Кредитные рынки

Все это говорит о том, что роль для кредитных рынков в криптовалютном мире все еще не исчерпана. Они появляются точно так же, как и ранее в мире, в котором каждый носил свои собственные монеты или хранил их в доме. Если у вас есть избыточные денежные резервы в собственности и вы желаете ими распорядиться, вы можете быть готовы одолжить их другим, чтобы заставить свои деньги «работать» и получать от этого прибыль. Для того, чтобы снизить риск “дефолта” и гарантировать сохранность ваших инвестиций, вам нужен залог, который может принять любую форму. Вы также должны установить доверительные отношения, то есть, действовать так же, как и с любым другим рынком кредитов.
Разница тонкая, но основополагающая. Когда вы одалживаете виртуальные деньги, вы теряете право собственности на эти деньги, так же, как если бы вы передали физическое имущество. В договорных условиях будут определены способы последующего обмена в соответствии с условиями использования. Еще один способ думать об этом аналогичен тому, как это работает в наличной экономике: вы одалживаете другу 20 долларов и вручаете ему наличные деньги. Вы не можете вернуть эти средства силой. Как кредитор, вы полагаетесь на установление договорных отношений, которые создают ожидания для будущей оплаты, наряду с некоторой мерой риска.
Эти рынки уже развиты. Такие компании, как Bitbond и BTCPOP, предлагают услуги как по кредитованию, так и по заимствованию денег, с условиями обмена в пользу обеих сторон. На данный момент пользоваться услугами таких сервисов рискованно просто потому, что этот сектор криптоэкономики изобилует непрозрачными схемами и мошенничеством (“Одолжите свои биткоины мне, и я верну вам деньги, обещаю»).
По мере развития этих рынков было бы неудивительно обнаружить, что норма прибыли для кредитора будет выше той, которую можно было бы заработать за счет национализированных денег. Никто не может гарантировать отсутствие дефолта/банкротства, как в случае с государственными финансовыми учреждениями, так и с Центральным банком, способным печатать неограниченные суммы денег.
В век центрального банкинга процентные ставки неумолимо снижались, а условия выдачи кредитов непрерывно смещались в сторону более длительных сроков, еще меньше залогового обеспечения и все более запутанных прав собственности. На криптовалютных кредитных рынках мы, вероятно, увидим противоположную тенденцию: более короткие сроки, более высокие требования к обеспечению, очень четкие статусы владения, разграничивающие права собственности и соблюдение условий, встроенных в протоколы кредитования.

Будущее здоровых денег

Кристин Лагард права: появление криптовалют создает серьезные вызовы поддержанию статуса-кво в экономике. В будущем совершенство наших платежных и расчетных технологий будет соединено с изощренностью наших финансовых инструментов.
Во многом экономика, в которой главное место будет отведено криптовалютам, будет совсем не такой, как наши сегодняшние высоконагруженные, нестабильные и централизованно регулируемые системы. В отличие от них, новый мир будет финансово здоровым, стабильным, существенно бескорыстным, децентрализованным и демократизированным, поскольку в нем может участвовать любой человек, имеющий любые финансовые средства, вне зависимости от доступа к финансовым учреждениям. Мы только начали думать о том, каким радикальным изменением было бы, если бы наши деньги действительно увеличивали ценность с течением времени (как криптовалюты в течение последних девяти лет, а доллар — в конце 19-го века), так что вы на самом деле становитесь более состоятельными, просто не тратя. Такое изменение было бы огромным не только для финансов, но и для культуры в целом.
Вот уже более века банковская система используется как инструмент экономического давления, исключает из обмена благами людей, которые не имеют к ней доступа, способствует финансовой зависимости и даже делает возможным насилие в беспрецедентных масштабах. Однако, нам приходилось мириться с этим, все потому, что у нас не было другой технологии для денежного обмена. Эта монополия банков сейчас разрушается. В лице криптовалют мы видим зарождающиеся деньги и экономику нового типа. Паника правящего класса только началась.

 

 

Понравилась статья? Поделитесь в соцсетях!

Оставьте комментарий